Анализ фильма «Дом, который построил Джек» (18+)

Данный анализ интересен:

1. В первую очередь для тех, кто не хочет понять смысл, но не желает тратить время и психическую энергию на разбор — я анализирую символы, подтекст, режиссерские приемы, диалектику с учетом знания фильмографии, биографии и личностных особенностей режиссера.

2. Не хочет или не может посмотреть фильм (а почти все фильмы Триера нелегки для просмотра ввиду откровенности или жестокости), но кому интересно содержание — для этой категории читателей — коих, скорее всего, большинство, ибо фильм арт-хаусный — я перекладываю основную канву сюжета. 

3. Кто хочет сэкономить время на просмотре. Статья хоть и не короткая, но все короче 152 минут хронометража и по содержательности вполне может заменить просмотр.

Для каждого, кто не смотрел, прочтение поможет составить представление и определиться, стоит ли его смотреть, исходя из собственных предпочтений. Однако держите в уме, что граней в фильме больше, чем я изложил.

Поехали.

 
Начинается фильм с минутного черного экрана. Намеренно затянутого. Совершенного черного. Видимо, это подготовка зрителя к темноте фигуральной. К далеко не светлому, что будет демонстрироваться далее.
 
Триер любит четкое разделение хронометража. В "Нимфоманке", как Вы помните, были 2 тома с 8 главами. В "Антихристе" были пролог, 4 главы и эпилог. В "Догвилле" пролог, 9 глав и титры.
"Дом, который построил Джек" разделен на 5 инцидентов и эпилог. Данный прием преподносит историю порционно, художественно, размеренно, спокойно. Это рвет целостность, но позволяет лучше вдуматься. Ведь мы редко когда читаем книгу сразу от корки до корки. При этом в книгу мы погружаемся глубже. Триер также не ставит целью достижение саспенса. Ему главное донести самую суть своего высказывания, ведь он как никто из режиссеров мира, реализует себя в этих историях. "Дом" же считается наиболее личным из всех фильмов Триера, можно даже сказать автопсихологическим (по аналогии с автобиографическим, но касается психологии, а не биографии).

 
Инцидент первый.
Джек едет на своем красном фургоне по трассе, пролегающей через лес. На обочине он замечает даму у машины со спущенным колесом. Она не может заменить его, т.к. ее домкрат сломался. У Джека нет домкрата. Он предлагает отвезти ее за 5 миль до кузнеца. По дороге дама начинает фантазировать по поводу того, что Джек мог бы быть серийным убийцей, подмечая детали, как подходящие под образ, так и противоречащие ему.
Дама назойливая, нагловатая и, судя по всему, любит манипулировать мужчинами. Она настойчиво просит Джека подождать, пока ремонтируется домкрат, чтобы он подбросил ее обратно. Кузнеца она также отвлекла от работы.
Джек нехотя соглашается. Далее мы видим, что он уже пытается заменить колесо. Домкрат вновь ломается. Дама с поддельно милейшим видом упрашивает Джека вновь ее отвезти. Джек откровенно противится и говорит, что у него встреча. Не дожидаясь согласия дама садится в фургон, нетерпеливо стуча в окошко Джеку, стоящему все еще снаружи. Крайне недовольный ситуацией он, тем не менее, все же везет ее.  
По дороге дама продолжает раздражать Джека, не умолкая. "Я беру обратно свои слова о том, что Вы похожи на серийного убийцу. Нет-нет-нет. У Вас для этого нет вовсе никаких данных. Вы такой слюнтяй — Вы не сможете никого убить". Джек останавливается. Берет домкрат и одним ударом по лицу убивает даму.
 
Эта сцена о несостоятельности стереотипов об убийцах, о несостоятельности стереотипов порой в принципе. Что не стоит воспринимать мягкость и податливость людей, как их слабость. И о том, что внешне безобидные люди, вроде Триера, могут быть весьма темны внутри.Также, как и милые с виду женщины могут быть неприятны внутренне. Также этой сценой вводится диалектика мужской жестокости, детерминированной женским началом, вроде той, чтобы в "Антихристе".

 
По ходу повествования Джек ведет закадровый разговор с неким Вёрджем, где объясняет многое о себе, о мотивах и своей философии. Прием довольно топорный, но необходимый. Без диалога всю глубину передать сложно.

В "Нимфоманке" разговор был натуральным, и все культурные философские отсылки были обусловлены персонажем Стеллана Скарсгорда. Видимо, чтобы не повторяться, Триер несколько изменил способ подачи на более простой. Понять его можно. Сказать хочется много, но все вписывать в художественную канву сложно. Поэтому я люблю научные книги и документальные книги — они не обременены необходимостью рассказывать историю, желательно стройную. Нет, задача лишь одна — донести мысль, объяснить феномен, доказать теорию, раскрыть суть без сюжетных условностей.
В "Антихристе" подобный диалог строился на анализе, проводимом мужем-психоаналитиком.
 
Из первого разговора после инцидента №1 мы узнаем, что Джек инженер, но всегда хотел быть архитектором. И как раз перед встречей с дамой, он купил участок земли, где решил построить собственный дом, проект для которого решил разработать самолично.
 
"Инженер или архитектор? Я вижу обсессивно-компульсивное растройство, Джек" — говорит собеседник Вёрдж. И эта фраза позволяет предположить зрителю, что Джек разговаривает с кем-то, вроде психоаналитика. И вновь персонаж, похожий на психотерапевта в фильме Триера.
 
 
Здесь следует сделать отступление, чтобы пояснить.
Ларс фон Триер весьма психологически болезненный человек, как свойственно многим гениям. Он часто страдает от тяжелых и затяжных депрессивных расстройств, во время которых он много пьет алкоголя или принимает психофармакологические средства. Однако, он напрочь отрицает психотерапию. Объясняет это тем, что "просто не доверяет этим мозгоправам". Сейчас Триер, как мы узнали из последнего интервью с Ксенией Собчак, даже посещает группу анонимных алкоголиков.
Так вот, при всем своем отрицании психотерапевтов, он стабильно вводит в сюжеты своих фильмов именно их. В "Антихристе" персонаж Дефо непосредственно психоаналитик и ведет психологическое расследование жены, через что строится повествование.
В "Нимфоманке" главный собеседник героини, по сути, выступает классическим психоаналитиком со всем своим интеллектуальным багажом, непредвзятостью, безоценочным отношением и нейтральностью, постоянно проводя параллели с культурно-историческими памятниками и интерпретируя поступки.
Наконец в "Доме", Джек вновь говорит с неким собеседником, который по речи, принятию, стилю ответов похож на психоаналитика.
Похоже на то, что Триер давно пересмотрел свое отношение к психотерапии, но все также боится и/или все также держится за свои инфантильные максималистские убеждения, хоть и понимает, что это действительно тот, кто может понять его и помочь.
Не позволяя себе пойти в личную психотерапию, он через своих персонажей ведет беседу с психотерапевтами, занимаясь, по сути, самоанализом. Удивительно.
 
Джек действительно страдает ОКР. Он перфекционист и помешан на чистоте и порядке.

 
Инцидент №2.
Джек следит за женщиной до ее дома. Затем идет к двери и стучит. Представляется полицейским, но женщина ему не верит, т.к. удостоверяющего жетона у того нет. Тогда он говорит, что является страховым агентом, а представляться полицейскими их вынуждает начальство, якобы так лучше верят. Врёт Джек очень неумело, испытывая муки совести и стыда. По всему видно, что ему очень неловко. Сцена разговора через дверь длится дольше 5 минут (!).
Лишь после уловки насчет возможности увеличить пенсию в два раза, женщина нехотя впускает Джека.
Первым делом в гостиной он высказывает всю злость и стыд за это унижение перед дверью. Затем очень неловко, непродуманно, по-дилентаски, он душит жертву. Однако, оказывается, что он, видимо, продавил или сломал ей трахею, может шейный позвонок, и женщина жива, но недвижима. Он поит ее водой, испытывая еще большую фрустрацию от происходящего, затем снова душит. На этот раз успешно. Ножом он прокалывает ей сердце. Льется кровь. Ему самому очень неприятно от всего происходящего, он постоянно чертыхается и переживает.
Заворачивает тело в полиэтилен, убирает всю квартиру, тщательно вытирая каждую каплю чистящим средством. Ставит все на место и прячет чистящее средство. Садится в машину и … тут его охватывают навязчивые обсессивные мысли, что возможно под ковром и светильником залилась кровь, которую он не вытер.
Он выходит из машины и идет проверять — это уже компульсия. Там все чисто. На всякий случай он вновь все вытирает в перчатках чистящим средством. Вновь садится за руль и вновь видит образы, что под ножкой стула могут быть капли, а также за картиной (совсем ирреально).
Опять идет в дом и проверяет — вновь компульсия. И вновь вытирает все еще раз. Стрессовая ситуация провоцирует ОКР Джека. Он теряет адекватность мышления.
Опять садясь за руль он видит машину полицейского и замирает за рулем. Полицейский подходит к дому. Джек сочиняет еще одну нелепую историю о знакомстве с женщиной и ее мужем. Вместе с полисменом они заходят в дом, и пока тот осматривает комнаты, Джек опять проверяет все места на признаки следов крови. Полисмен его выгоняет.
Джек выходит из дома, привязывает труп к фургону и быстро уезжает по направлению к своему холодильному помещению. Всю дорогу труп волочился за машиной, оставляя кровавый след. При первом инциденте Джеку повезло с расследованием, т.к. он отогнал машину женщины как раз за границу штата (сам того не зная) и полиции было удобно списать дело, не занимаясь им.

В этот раз, доехав до места назначения, он увидел кровавый след и понял, как его легко будет отследить. Но тут же пошел сильнейший ливень, который смыл весь след.
"Нет, я вовсе не считаю себя глубоко верующим человеком. Но я воспринял этот ливень, самый сильный из всех, что я видел, как, своего рода, благословение. А убийство, как своего рода, освобождение. Я почувствовал, что бог меня бережет".
А это диалектика бога и его садизма. Можно сказать, одна из центральных тем творчества Триера.
 
— А ты понимал, или точнее принимал то, что напрямую говорило о твоей личности. Что ты никто иной, как психопат? — спрашивает закадровый собеседник Вёрдж.
 
Закадровый разговор продолжается, а мы видим Джека в переулке с табличками, которые он с ухмылкой демонстративно показывает в камеру. На табличках написаны следующие свойства: "Эготизм", "Вульгарность", "Грубость", "Импульсивность", "Нарциссизм", "Интеллект", "Иррациональность", "Манипулирование", "Перепады настроения", "Вербальное превосходство".
 
Джек психопат — человек без эмпатии. Но он необычный психопат, т.к. в отличие от других людей с подобным расстройством личности, он признает свой диагноз. Мы видим его комнату, где он расклеил множество вырезок из газет с лицами людей, выражающие эмоции и как он учится копировать эти выражения.
 
В детстве Джек при игре в прятки убегал в панике очень далеко в заросли камыша. Вёрдж интерпретирует, что здесь имеет место не только страх, сколько провокация преследователя, ведь за Джеком оставался явный след. Может быть он хотел быть пойманным? (это мазохизм и дополнение диалектики садизма).
Не разочаровал ли Джека дождь, который хлынул сразу после прибытия к холодильному помещению?
Джек удивлен тому, что все сделанное им осталось совершенно безнаказанным.
 
Что может это говорить нам о Триере, если соглашаться с теорией о том, что Джек аналогия режиссера? Триер признает свои проблемы? О да, явно. Он больной, но осознанный гений. Он осознанно снимает тяжелые фильмы, т.к. любит провокацию. И любит он провокацию как раз потому, что возмущение зрителя (преследование) — это то, что ему хочется, ввиду его нарциссизма. Он манипулирует восприятием и реакцией зрителя, получая то, чего желает — оценку вульгарного, грубого, неприятного, но весьма умного творца.
 
"Браво, Джек! Ты безусловно умен и жесток, как и другие преступники" — говорит Вёрдж. И Триер тоже жесток, но жесток к зрителю. Значит ли это, что он вместо режиссуры мог легко стать серийным убийцей? Возможно, возможно…
 
После нескольких убийств компульсии Джека ослабли, и он начал больше рисковать. То есть убийства возымели для него психотерапевтический эффект, как фильмы для Ларса.
 
Джек приводит в пример стихи Блейка об ягненке и тигре. И того, и другого создал Господь. Ягненок олицетворяет невинность, а тигр жестокость. Оба они прекрасны и необходимы. Тигра питает кровь и убийство — он убивает ягнят. И это же заложено в природе художника…
"Ты трактуешь Блейка также, как дьявол Библию. Ягненок не просил его убивать, даже ради того, чтобы стать частью шедевра" — возражает Вёрдж.
"Ягненок удостоился чести обрести бессмертие в искусстве. А искусство божественно" — парирует Джек.
"Но и бессмертия ягненок не просил" — ответил бы я на месте Вёрджа, но он промолчал.
 
Мы наблюдаем за тем, как Джек тщательно выстраивает экспозицию для съемки двух трупов женщин, одну из которых он специально вез обратно в квартиру, а другую сбил по дороге. Становится понятно, что акт фотографирования для него творческий и основополагающий способ самовыражения (!). Более того, он устраивает целую фотосессию, меняя позы трупов, создавая постановочные кадры, и остается весьма доволен.
Компульсии Джека прошли, и он раскрепостился и больше не беспокоится о пятнах крови где бы то ни было. Видимо, "божественное благословение" обнадежило его достаточно, чтобы не бояться быть пойманым.
Рассматривая полученные фотографии, на одной из них Джек пишет "Мистер изощренность" и отсылает ее в местную газету.
"Твоему нарциссизму нет предела" — подытоживает Вёрдж.
 
Далее Джек рассуждает о таком свойстве фотографий, как эффект негатива, сводя мысль к диалектике света и тьмы. "В негативе можно увидеть реальное внутреннее демоническое свойство света — темный свет".
Мы же можем экстраполировать эту идею далее на зыбкую условность дихотомий черного и белого, добра и зла, жестокости и милосердия, Бога и Дьявола.
 
Джек объясняет свою потребность убивать, как внутреннюю боль в виде тени позади, из-за чего я невольно вспоминаю Декстера и его "Тёмного попутчика" (сериал "Декстер" о серийном убийце преступников, если кто не смотрел). Мотивация имманентной тягой очень схожая. К слову, Декстер также находил прекрасное в акте убийства и признавал, как форму искусства. Окно в аморальность открыто.
 
В конце данного инцидента он рассказывает о том, как любил в детстве наблюдать за мужчинами из деревни, когда они косили траву косами.
Делают они это с "дыханием луга" — срезая на выдохе, и занося косу на вдохе. Синхронно. "Я воспринимал луг, как нечто живое, когда слушал его дыхание".
Трава — живая. Косари совершают вынужденное убийство, по сути. Вдох и выдох также диалектика.
После наблюдения за мужчинами, маленький Джек ловит утенка и отрецает секатором ему лапку. Первое проявление вынужденной жестокости.
 
3-й инцидент.
Составлен вокруг другой культурной итерации смертоубийства — охоты. И дает зрителю простор для размышления над тем, что убийство, по сути, всегда было и есть даже в цивилизованном строю. Более того, охота является спортом и искусством, и ей люди занимаются с явным удовольствием.
Джек приезжает на лесную поляну. С ним женщина и ее, судя по всему, два сына. Джек рассказывает мальчишкам об оружии. Женщина смотрит на него влюбленно. Резкий монтаж и мы уже видим, как она в страхе с сыновьями укрывается от пуль. Джек с вышки охотится на них. Причем в порядке, согласно охотничьей этике — от младшего к старшему (старшая особь может выжить без младшей, а вот младшая, скорее всего, нет).
Честно говоря, самая спорная сцена, как по постановке (дети беспричинно меняют укрытия), так и по игре (дети-актеры вообще не выражают страха, будто не понимают сцены), так и по эффектам (мальчик, которому прострелили ногу откровенно плохо нарисован и видно, что не настоящий).
Затем склейка. Семья на коврике для пикника, он накрыт. Мать в слезах. Джек просит дать пирога младшему сыну. Они оба мертвые сидят рядом, подпертые системой веток. После Джек дает фору матери и убивает ее.
Затем укладывает их в стиле охотников 19-века. 2 ряда воронов по 15 штук и трупы троицы. Всего 33 трупа. Все окаймлено еловыми ветками в ровный прямоугольник.
 
Джек считает, что небесам было необходимо, чтобы он создавал эти произведения, и именно поэтому пробуждали в нем агрессию. Параллельно Джек не спеша и с любовь продумывает макет дома и занимается строительством.
Мы вновь видим камыши, как символ его пряток в детстве, с оставлением следа для преследователей, чтобы его поймали. И тут же газетные вырезки с его фотографиями.
 
4-й инцидент
История любви Джека. По-крайней мере по его субъективным ощущения. По его словам, он испытывал к Жаклин чувства, которые не мог испытывать социопат.
 
Джек приезжает к Жаклин домой уже не в первый, как мы понимаем, раз. Она созависима от него и не умна. Он называет ее глупышкой и унижает из-за злости, что он не может с ней говорить на своем языке, т.к. она очень многого не знает. Он выходит из себя и пугает ее, попутно признаваясь, что является серийным убийцей, на счету которого 60 жертв. Она выбегает на улицу в слезах и рассказывает все полицейскому. Ввиду того, что они выпивали, последний не верит Жаклин. Джек выходит и подтверждает все слова Жаклин, исповедуясь и раскрываясь непосредственно полицейскому: "Да, я убил 60 человек!", затем садится на тротуар и начинает плакать. Это можно понимать как очередную попытку Джека обозначится для преследователей. Реализация его желания быть пойманным. Джек устал от … СЕБЯ? Он устал от этого мира и его бездушности.
Полицейский говорит: "Мэм, заберите Вашего друга домой. Запретить пить я Вам не могу, но советую это сделать". И уезжает. Джек просит у Жаклин прощения. Она прощает.
Дома он засыпает, а она решает помочь Джеку таблетками. Пытаясь позвонить подруге она обнаруживает, что телефонный провод перерезан. Она пугается. Дверь закрыта и ключа нет. Джек просыпается и она догадывается, что он и есть мистер Изощренность. Он предлагает ей покричать. И вновь это желание быть обнаруженным по правилам этого мира. Он помогает кричать Жаклин. Стучит в дверь. Затем прислушиваются. Никого. Всем плевать. "Хороши у тебя соседи".
Тогда может в окно? Они открывают окно и Жаклин кричит о помощи в него. "В этой гребаной стране никто не хочет помогать!". По сути, все окружающие, которые не могли не слышать эти крики, стали соучастниками убийства. Триер поднимает еще одну грань диалектики добра и зла, убийства и милосердия. Кто убийцы больше? Сам убийца? Социум, которые его сформировал? А окружающие со своими халатностью и равнодушием?
Джек произносит монолог о гендере и вине. "Почему винят всегда мужчину? Куда бы ты ни шел, ты всегда будешь эдаким виноватым скитальцем. Даже если не обидел ни одного ребенка. Если тебя, как на грех, угораздило родиться мужчиной — ты родился виноватым. Женщины всегда жертвы. А мужчины всегда преступники".  
С этим словами Джек отрезает Жаклин грудные железы. Одну из них он кладет под дворник полицейской машины — еще один наглый поступок для того, чтобы быть пойманным.
Грудные железы, как женский вторичный половой признак. Над этой частью Вы можете сами порассуждать.
Диалектика мужчина-женщина в контексте жестокости.
 
Вновь закадровый разговор с Вёрджем, где они говорят о том, что с женщинами проще "работать" Джеку. Они способствуют убийце, более охотливо сотрудничают. Но он убивал и мужчин. Также заходит разговор о религии: "Религия губит людей потому, что ваш бог учить отрицать в себе тигра и превращает всех нас в толпу рабов, которым стыдно в себе это признать".
Диалектика религиозности и атеизма. Цивилизации (культуры) и жестокости (дикости) — основная для данного фильма и жизни Триера.
 
Всех убитых Джек свозил в морозильное помещение. Теперь оно полно замороженных трупов.  
 
Дискуссия по поводу искусства продолжается. Высшая цель человека достигается не до смерти, а после.
— Ты сводишь все человеческое к материи, а при этом жизнь исчезает, а вместе с ней и искусство, которое ты так любишь — говорит Вёрдж.
На что Джек отвечает очень трезво, на мой взгляд. Это не значит, что я разделяю его ценности, но рационально, с точки зрения критики морали — его реплика верный контраргумент. Ведь, по сути, человеческая цивилизация построена на морали. И мораль — идеология. Как и любая идеология ее нельзя придерживаться слепо, но следует критиковать. Посему, слепой моралист опасен также, как и фанатик любого сектантского течения. Трактовка мира односложным образом — чревата и редуцирует мир. Но не мир должен быть ограничен, а моралистские воззрения. Об этом я размышлял при первом познании аморальных концепций. Первым из таких была философия Лавкрафта. Философия его творчества. Дело в том, что его произведения совершенно не несут моральной нагрузки. Его истории художественные, захватывающие, развивающиеся, но смерти главных героев не обоснованы моралью никогда. Просто так выходит. Но не буду углубляться. Так что же ответил Джек?
 
— Вёрдж, Вы желчный ублюдок. Вы убиваете искусство навязывая жизни свое моральное мерило. А я хочу освободить искусство настолько грандиозно, что нам этого не понять — Джек говорит об ограниченности морали и с точки зрения безграничной философии это верно.  Диалектика морали и аморальности (цивилизация — дикость).
Повторяю. Это не значит, что мы должны убивать и считать это нормой. Ни в коем случае. Но нам следует понимать, что мораль — лишь часть нашей цивилизации, а мир существовал и до нас. Нам ведь не требуется пробовать убивать, чтобы понять, как это тяжело и плохо. Но более трезво признавать условность морали, а затем осознанно принимать ее как ценность, ибо она полезна для общества. Чем сразу же догматично принимать только ее, без допущения других вариантов и, что, по существу, мешает правдивому восприятию мира. Мораль — искусственный конструкт человека. А мир крутится не вокруг homo sapiens, нет. Мы лишь малая и временная часть его. И замыкаться на себе не верно. Вот о чем говорит Триер и что зело мне близко. Здесь я, осмелюсь заключить, понял его наилучшим образом.
 
Джек говорит о трех вариантах приготовления десертных вин. Подморозка лозы для увеличения сахара в виноградинах. Подсушивание. И запуск благородной плесени. В каждом случае для того, чтобы вино стало шедевром — необходима смерть и разложение. Диалектика жизни и смерти.
 
Мы вновь видим его на площадке строительства дома. Он в сносит третий недостроенный вариант, т.к. сомневается в выбранном материале (кирпичи, дерево ему не понравились уже).
 
 
Собеседники вновь размышляют об искусстве и здесь происходит следующее потрясшее меня…
— Когда Вы писали стихи, разве Вы не планировали уничтожить самое популярное из своих произведений? — спрашивает Джек.
"Энеида" была написана по заказу и в ней я так восхвалял правящие силы и их идеи, что она перестала быть произведением искусства.
 
"Энеида" — это эпическое произведение на латинском языке, автором которого является Вергилий. Написана между 29 и 19 г. до н. э.
Следовательно собеседник Джека — Вёрдж — никто иной как Вергилий.
Ну Вергилий! Именно он водил Данте по всем кругам Ада, Чистилища и Рая в "Божественной комедии"! Поэт Данте больше всего восхищался творчеством Вергилия и считал величайшим поэтом, вследствие чего и сделал его главным героем своего величайшего произведения.
 
Я специально не стал переписывать начальную часть обзора, где считаю Вёрджа психоаналитиком. Технически, функционально все по-прежнему. Вергилий выполняет роль Селигмана из "Нимфоманки" — то есть подкованного, умного, пытливого оппонента, анализирующего поступки главного героя, как психотерапевт-психоаналитик. Я сохраняю текст в таком виде, в каком пишу его по мере первого просмотра (а длится он, между прочим, уже вторую неделю).
 
Что нам в целом говорит этот сюжетный ход? Он ставит Джека на один уровень с Данте, раз у него тот же собеседник. У Данте он, разумеется, был воображаемым, т.к. между временем их жизни было 13 веков ("Божественная комедия" написана примерно с 1308 по 1321 годы), следовательно и у Джека он таков. Значит он ведет воображаемую беседу сам с собой. Его версия Вергилия — Вёрдж — является воплощением общественного классического мировоззрения, с которым Джек в антагонистической борьбе своим стилем искусства. И его миссия, по его представлению, ничем не меньше и не хуже написания "БК" Данте.
 
Что нам говорит это о Триере? Не так много в мире произведений величайшего статуса однозначно признанных и которые знает подавляющее большинство. Картины Леонардо, пьесы Шекспира, оперы Моцарта, творения эллинистов. И "Божественная комедния" однозначно в этом ряду. Но "БК" является наиболее мрачным и комплексным произведением, показывающий мир с разных сторон со страданием и блаженством, пусть и согласно религиозному мировоззрению. Выбор Триера понятен и шикарен.
Теперь, если понимать под Джеком Ларса, мы можем осознать неоднозначность его натуры и то, насколько высока вершина его нарциссизма. Дом, который строит Ларс — его фильмография — не менее важна и монументальна для искусства, чем творение Данте. Скромно. Но многие согласятся, что если и есть сейчас режиссер, который заслуживает такого сравнения, то это Ларс. Как раз такие случаи я называю — объективный осознанный нарциссизм.
 
"Мир совершенно не желает признавать красоту распада. И точно также не хочет признавать заслуги тех … нет, НАШИ заслуги, тех, кто создает реальные символы планеты. Нас считают воплощением зла" — на этих слова Джека на экране показываются документальные кадры с Гитлером, Сталиным, Мао и прочими диктаторами, а затем и результатом их действий — расстрелы и горы трупов людей.  
"Благородная гниль" — венчает он мысль, имея ввиду, что все эти диктаторы по отношению к человечеству играют роль катализатора высшей формы экстравагантного искусства символов.
"Хватит! Ты — антихрист! Я не помню, чтобы мне приходилось сопровождать столь глубоко порочного человека, как ты, Джек!" — взрывается Вергилий и его глагол "сопровождать" подтверждает аллюзия с Дантовским "Адом", где он как раз выступал сопроводителем по кругам и поясам Ада.  
 
Отвлекусь для еще одного психоаналитического углубления. Вергилий является плодом психики Джека — создан образ и осуществлена проективная идентификация. Вся внутренняя мораль (а она, безусловно есть, иначе не была возможна столь нарциссичный антагонизм против нее) извлечена и помещена в сверхгуманистичного и морализаторского Вергилия. Джек избавился от Совести, Супер-Эго, Сверх-Я таким образом.
Следовательно, все слова, сказанные Вергилием, это слова глубинных слоев психики Джека себе самому же. Эти обвинения в свой адрес, являются одновременной борьбой с совестью, а с другой нарциссическое упоение своей оригинальной и аморальной позицией, ведь он противостоит самому Вергилию, ведет возвышенный диалог об искусстве не с кем бы то ни было. Он как вояка в золотых доспехах — не только воюет, но и красуется сам собою, при этом еще сравнивает с себя с пассионариями уровня Гитлера и Мао. Правильно ранее сказал Вергилий: "Твоему нарциссизму нет предела".
Стало быть, миссия Триера, убивать мораль в искусстве и создавать новые символы, будучи ненавидимым многими. И он любит эту миссию, он упивается ею. И более он упивается, когда более ненавидим. Чем больше негативная реакция, тем больше удалась провокация.
 
"Кое-кто утверждает, что те зверства, которые мы воплощаем в фантазиях — это глубинные желания, которые мы не можем исполнить в условиях нашей цивилизации (здесь под "кое-кто" очевидно имеется ввиду Фрейд, который однозначно постулировал эту мысль в одной из лучших и поздних своих работ "Недовольство культурой" или "Неудобство цивилизации" — если не читали, то настоятельно рекомендую). Поэтому они получают выражение в искусстве. Я не согласен. Я считаю, что рай и ад — это одно и то же. Место души в раю, а тело в аду. Душа — это разум, а тело — всякие опасные вещи, например, искусство и символы" — во время этих слов демонстрируются кадры неприятных сцен из фильмов самого Триера, что окончательно приравнивает Джека и Ларса — прямое самоцитирование.  Здесь новые диалектические слои.
 
5-й инцидент.
Джек привозит живого мужчину в фургоне к морозильному помещению. Под угрозой смерти заводит его внутрь. Там, на полу на коленях пристегнуты другие мужчины к дельтообразной конструкции так, что их головы выстроены в ряд. Они замерзают. Джек хочет провести эксперимент. Во время войны, для экономии патронов, военные использовали цельнометаллические пули, чтобы одним выстрелом казнить сразу нескольких, выстраивая их также в ряд.
Но купленный в охотничьем магазине патрон оказался не с цельнометаллической оболочкой. Он злится и направляется опять в магазин, запирая помещение.
Эл — продавец — ведет себя странно и отказывает Джеку, то требуя чек, то документы. Джек психует еще больше и уезжает. Т.к. ведет машину в возбужденном состоянии, то не вписывается в поворот и застревает в кювете. Бежит в дом неподалеку, где живет его друг Эс Пи. Эс Пи тоже ведет себя странно. Оказывается Джека ищет полиция и его друзья об этом уже знают. Но не за убиства! А за ограбление магазина! Джек решает не разубеждать. Эс Пи угрожает Джеку револьвером и звонит в полицию.
Джек начинает втираться в доверие Эс Пи и искренне, на мой взгляд, высказывает чувство облегчение, что наконец-то пойман, что он больше не будет "красть чужого". Когда Эс Пи становится менее бдительным, Джек убивает его охотничьим ножом. Надевает красный халат, дожидается полицейского и выстрелом убивает его. Находит среди вещей Эс Пи настоящий цельнометаллический патрон и возвращается на полицейской машине в холодильное помещение. Заряжает патрон, но из-за близости расстояния между винтовкой и мишенями, невозможно прицелиться как следует (минимальное фокусное расстояние прицела чуть дальше). Он с помощью трубы открывает дверь во вторую морозильную комнату, которую до этого никак не мог открыть, занес туда штатив с винтовкой и вот, уже собравшись прицелиться услышал голос, который звал его по имени: "Джек!".
Джек в недоумении включил свет и увидел в углу комнаты пожилого мужчину в черном старомодном костюме.
— Кто ты?
— Зови меня Вёрдж.
— Как Вы сюда попали?
— По-моему, ты сам меня и позвал. Я был с тобой уже давно, просто ты меня не замечал.
— И что? Вы пришли остановить меня?
— Я пришел вовсе не за тем, чтобы остановить тебя. Просто у меня есть один вопрос.
— И какой же?
— Кажется, ты собирался построить дом? Кажется, Джек хотел построить дом?
Джек смущается и опускает голову, как мальчишка, которого пристыдили.
— Да… Я пытался… Но у меня не очень получалось (кадр с четвертой итерацией недостроенного дома).
 
За дверью слышен голос полицейского, говорящего в рупор и требующего Джека выходить. Вёрдж подначивает Джека, что, видимо, в этот раз никак не получится построить.
— Подумай, Джек. Ты инженер, а называешь себя архитектором. Мне говорили, что у тебя есть интересная теория насчет материала для строительства. Мол, у него есть своя воля. Найди материал, Джек, и он сам все достроит.
 
И Джек начинает строить дом внутри второй комнаты морозильного помещения, которая оказалась пустой и просторной. Ах да, если Вы не знаете синопсиса и не видели трейлеров и даже скриншотов из фильма, то строит он из окоченелых трупов. Когда дом достроен, Вёрдж его хвалит и заходит внутрь. В это время входную дверь уже разрезают автогеном полицейские. Вёрдж зовет Джека внутрь. Джек заходит и видит в полу идеальное кругло отверстие, куда, по-видимому, спустился Вергилий. Джек спускается за ним.
 
Вторую комнату можно интерпретировать фигурально. Джек не мог ее открыть, пока не убил более 60 людей. Вёрдж, до этого, был не замечаемым Джеком (Джек его не концептуализировал?). И до тех пор, пока Джеку не грозила прямая опасность. Теперь же он наконец может быть пойманным.
 
Эпилог. Катабасис.
Катабасис, как уже несложно догадаться — это вид мифологемы, обозначающей сошествие в ад главного героя какого-либо произведения ради подвига. Катабасис встречается в мифах многих народов еще со времен земледелия. В свое время и Вергилий в упомянутой "Энеиде" использовал этот мотив. А позже вдохновленный им Данте сам спускался в сопровождении  Вергилия в Ад.
Таким образом, после завершения строительства, Джек находит в своем "доме" вход в ад. Он заслужил его. Однако чем? То ли жестокими убийствами? То ли, словно Данте, великой силой искусства? Как бы то ни было, вместе с Вергилием Джек спускается туда, уподобляясь Данте.
 
Если учитывать мифическую сторону, которая здесь выходит на передний план, то можно предположить, что Вергилий не был плодом воображения Джека, а самолично пришел за ним, чтобы сопроводить в Ад, т.к. еще в 4-м инциденте называет его антихристом. На это же наталкивают слова Вергилия, что мало кому удается молчать по пути "туда" и все начинают признаваться в чем-либо, но он и так все знает. То есть, он сопровождал и других.
А может, это все весьма интеллектуальная концептуализация образа Вергилия психикой Джека.
Сначала Джек и Вергилий бездыханные на поверхности реки. Затем в волшебных сферах спускаются под водой во впадину. После идут по затопленному подземному низкому тоннелю. Там они начинают слышать гул, который образуется из голосов тысяч страдающих в аду. Вергилий говорит, что по мере спуска гул будет усиливаться.
 
Далее следует самая красивая сцена, которая послужила для большинства промоматериалов фильма. Джек в красном халате и Вергилий в черном костюме стоят в лодке посреди, надо думать, Стикса, на фоне горящих земель. За лодку пытаются уцепиться голые мужчины и женщины, противостоящие ударам волн.
Затем они оказываются в комнате-пещере, с колонной и окном. За окном Элизий — долина прибытия, то есть рай. У наших героев туда доступа нет. За окном работают косари — это повторение сюжета с "дыханием луга". Первая кольцо (круг, пояс) сюжета замкнулся.
Джек смотрит на них и начинает плакать. Из его рта виден пар так, как будто бы он был морозильной камере. Многогранное закольцовывание сюжета.
 
В следующей сцене Вергилий и Джек у разрушенного моста, под которым течет река из лавы. Это самые глубины ада. Гул здесь нестерпимо громкий. Но Вергилий должен доставить Джека не сюда, а на пару кругов повыше. Сюда же Джека Вергилий привел из любезности, т.к. его история послужила для  последнего очередной пищей для размышления, а Джеку хотелось увидеть все.
Джек спрашивает, что на той стороне моста. "Подъем из преисподней НАВЕРХ". Джек хочет попытаться попасть на ту сторону по стене. Вергилий говорит, что многие пытались, но ни у кого не получилось. Джек решает рискнуть. Вергилий говорит "Прощай, Джек" и уходит.
  
Согласно "Божественной комедии", в аду 9 кругов. Вергилий сказал "на пару кругов выше", то есть на седьмом. Седьмой круг — это круг совершивших насилие — город Дит, которым заведует Минотавр. Из трех поясов 7-го круга Джеку определенно светил первый — Флегетон, для насильников над ближним и над его достоянием (тираны и разбойники), где они должны вечно кипеть во рву из раскаленной крови. Выныривать нельзя. Тех, кто вынырнет, подстреливают из лука кентавры.
Данте определил в этот пояс таких известных личностей как Александр Македонский, тиран Дионисий, Граф Адзолино, Аттила, Пирр, Секст и другие.
 
Но Джек не хочет попасть в чистилище. Вряд ли из страха, скорее из нарциссизма и любознательности. Он начинает карабкаться по стене. Под ним пропасть, в которую сливается река лавы. На полпути Джек срывается и падает в пропасть. Стоп-кадр. Негативизация. Свет становится тьмой. Закольцовывание начальной диалектики.
 
 
Титры. Играет песня Рэя Чарлза "Hit the road Jack", по сюжету которой, как Вы помните, некий мужчина ссорится с дамой и называет ее "самой злой женщиной", а она его прогоняет. Песня дополняет диалектику женской детерминанты жестокости.
И, если задуматься психоаналитически, мы знаем, что многие основополагающие черты характера человека определяются воспитанием и отношением с матерью. Жестокость человека следствие. Матерь — первопричина? Она проводник в этот мир, она инженер души, она архитектор этого мира (мать ведь формирует и отношение к этому миру, как бы строя его для нас, нашего восприятия).
 
Давайте вспомним, что в первом инциденте женщина сама навязалась Джеку, а затем провоцировала жестокость.
Во втором инциденте женщина подвергала Джека унижению посредством разговора через дверь.
И они не зря выставлены в таком порядке. Для обозначения первопричины. Далее уже жестокость внутренняя и самостоятельная, оборачивающаяся и против мужчин. А Жаклин из 4-о инцидента вовсе выступает экраном для расцветшей агрессии Джека. С точки зрения психоанализа, что у него сформировался трансфер. Скорее всего материнского образа. Джек обижен на мать, обвиняет ее и выносит приговор. Следовательно, в соответствии с диагнозом социопатия, Джек не любил Жаклин по-настоящему — все это был перенос.
 
И да, титры тоже негативные, то есть на белом фоне, в отличие от классических. А в начале, если помните, был долгий затянутый черный экран.
 
Ну как можно не любить Триера после всего этого? Он вводит столько диалектического символизма, что хватит не на одну научную работу. Причем не просто вводит, а очень тонко и красиво сплеает в стройный сюжет. Просто до всего нужно докопаться. Одно представление Элизиума чего стоит, который я не затронул анализом.
Также можно было бы разобрать одноименное стихотворение Самуила Яковлевича Маршака, послужившее лейтмотивом фильма и, само по себе заслуживающее отдельного анализа, т.к. является довольно глубоким и нестандартным произведением. Совсем не детским, но мрачным, безрадостным, правдивым.
Процитирую для того, чтобы его освежить в Вашей памяти, и откланяюсь.
 
Спасибо за внимание! И… пестуйте свою осознанность.
 
 

Вот дом,
Который построил Джек.

А это пшеница,
Которая в тёмном чулане хранится
В доме,
Который построил Джек.

А это весёлая птица-синица,
Которая часто ворует пшеницу,
Которая в тёмном чулане хранится
В доме,
Который построил Джек.

Вот кот,
Который пугает и ловит синицу,
Которая часто ворует пшеницу,
Которая в тёмном чулане хранится
В доме,
Который построил Джек.

Вот пёс без хвоста,
Который за шиворот треплет кота,
Который пугает и ловит синицу,
Которая часто ворует пшеницу,
Которая в тёмном чулане хранится
В доме,
Который построил Джек.

А это корова безрогая,
Лягнувшая старого пса без хвоста,
Который за шиворот треплет кота,
Который пугает и ловит синицу,
Которая часто ворует пшеницу,
Которая в тёмном чулане хранится
В доме,
Который построил Джек.

А это старушка, седая и строгая,
Которая доит корову безрогую,
Лягнувшую старого пса без хвоста,
Который за шиворот треплет кота,
Который пугает и ловит синицу,
Которая часто ворует пшеницу,
Которая в тёмном чулане хранится
В доме,
Который построил Джек.

А это ленивый и толстый пастух,
Который бранится с коровницей строгою,
Которая доит корову безрогую,
Лягнувшую старого пса без хвоста,
Который за шиворот треплет кота,
Который пугает и ловит синицу,
Которая часто ворует пшеницу,
Которая в тёмном чулане хранится
В доме,
Который построил Джек.

Вот два петуха,
Которые будят того пастуха,
Который бранится с коровницей строгою,
Которая доит корову безрогую,
Лягнувшую старого пса без хвоста,
Который за шиворот треплет кота,
Который пугает и ловит синицу,
Которая часто ворует пшеницу,
Которая в тёмном чулане хранится
В доме,
Который построил Джек.

Скуртул Александр Игоревич

Источник: www.b17.ru