Когда родитель наконец становится взрослым

 

Любому родителю знаком этот восхитительный момент. Именно тогда, когда от вас требуется доброжелательное, веселое спокойствие, радостная включенность и способность размещать в себе эмоции ребенка (хотя, о чем это я — от вас это требуется всегда) — вам хочется грохнуть об пол что-нибудь тяжелое, громко разрыдаться и убежать в ночь. Все это густо замешано на чувстве вины, бессилии и ненависти в себе. Итак, поздравляю. Похоже, вы застряли в зоне дискомфорта, где очень быстро началось выгорание и депрессивный эпизод. Что это за зона такая, и как мы туда попадаем?

Родительская зона дискомфорта. Наши рост и развитие неминуемо проходят через зоны дискомфорта. Это когда восторги новизны и кайфа от первых побед поутихли, появились первые «неразрешимые задачи», а вместе с ними – ощущение тупика, отчаяния и бессилия. По сути, зона дискомфорта – необходимый этап, самый творческий и ресурсный, когда происходит контакт с реальностью и находятся необходимые решения. Правда, все профиты этого этапа мы оценим потом – пока нам сложно, тревожно, неопределенно и порой просто невыносимо. Родительские зоны дискомфорта – новая мера ответственности, невозможность соответствия собственным требованиям, физический предел (недосып, усталость), «день сурка», выпадение из привычных социальных систем, смена образа жизни, и, конечно, адаптация к новой роли. Застревание в зонах дискомфорта, невозможность принять реальную картину и верно определить границы своих возможностей ведет к родительскому выгоранию. Давайте разбираться – что это за состояние, почему мы застреваем, и как выбираться.

Батарейка вашей деятельности. Любая деятельность одновременно является ресурсом (дает нам силы, заряжает наши батарейки) и зоной дискомфорта (ставит перед необходимостью выдерживать напряжение, сажает наши батарейки). В идеале – чтобы ресурс превалировал, зона дискомфорта воспринималась без драмы (как этап, требующий усилий и новых решений, но в итоге подключающий дополнительные источники энергии), а батарейки всегда были заряжены. С русского на русский: в идеале любая деятельность должна приносить радость, рост, удовольствие и устойчивость. Это в идеале.

«Выгорание» ваших батареек. На практике же любая зона дискомфорта воспринимается не как зона турбулентности, а как падение. Только что было хорошо – а теперь плохо. Если мне – хорошо, значит я – «хороший», отлично справляюсь, вот как здорово все построил, молодец и пирожок с полки мой. Если мне «плохо», я – «плохой», не справляюсь, не вижу выхода, все сломал и потерял. Значит, от «плохо» надо избавиться, а «хорошо» — вернуть. Как это ни парадоксально, именно в этот момент происходит застревание в зоне дискомфорта – все силы брошены не на решение текущих задач, а на попытки откатить назад, на прежний уровень. Новые вызовы игнорируются, напряжение растет. Рост напряжения ведет за собой посаженные батарейки. Сил радоваться, заряжаться и заряжать просто не остается – все брошено на борьбу с ветряными мельницами. Севшие батарейки – это значит, что сил не хватает на самые элементарные вещи. Ничто не приносит радости. Состояние – подавленное. Сценарии дальнейшего развития – самые драматичные. Физическое состояние – на нуле. Оценка собственных достижений – самая низкая. Это и есть «выгорание» — такая локальная депрессия, расползающаяся от некогда любимого вида деятельности, сейчас находящегося в глубоком кризисе. Ну а теперь, когда мы разобрались с терминами, собственно, о выгорании родительском.

Инфантильная позиция, ведущая к выгоранию. Как вы уже, наверное, успели заметить, к ситуации выгорания ведет инфантильная позиция:

— неумение очертить свои реальные границы (где именно мой предел, когда именно мои возможности заканчиваются),

— неумение позаботиться о себе, создать себе комфортные условия (поиск того, кто поймет мои пределы, потребности и позаботится о них).

— ожидание одобрения («плохой» я, или «хороший», справляюсь, или не справляюсь»).

По сути, взрослый, независимый человек, обладающий всеми юридическими и физическими свободами, ведет себя как зависимый ребенок. Более того, он ищет «взрослого», которые его оценит, поймет его потребности, будет их удовлетворять, покажет верную схему поведения.

Как выгорает инфантильный родитель. В ситуации родительского выгорания инфантильный родитель такого «взрослого» находит довольно быстро. Как ни парадоксально, этим «взрослым» становится… ребенок. То есть склонный к инфантильной позиции и выгоранию взрослый:

— в ситуации «проявления, эмоции, кризисы моего ребенка для меня непереносимы» родитель делает ложный вывод: «проявления, кризисы и эмоции моего ребенка непереносимы».

— в ситуации «проявления, эмоции, кризисы моего ребенка для меня непереносимы» родитель делает ложный вывод: «надо починить ребенка, убрать «непереносимые» эмоции и кризисы». Неотъемлемая, важнейшая часть жизни ребенка попадает в серую зону, ребенок лишается возможности эту жизнь жить.

— ждет, что своим «хорошим поведением», выражением всяческого благополучия, ребенок даст своему родителю оценку: «мой родитель – хороший». В противоположной ситуации родитель открыто страдает, эмоционирует или обвиняет ребенка. Исходя из этой логики, взрослый лишает своего ребенка права на проживание собственных личностных кризисов, выражение несогласия, негативных эмоций, неуспешности в важной для родителя области. Ребенок такого родителя не может проживать все эти естественные процессы открыто, потому что собой, своей жизнью ставит под сомнение – «хороший» у него родитель, или «плохой»;

Итак, инфантильный взрослый сделал несколько ложных выводов, и теперь все свои силы прикладывает к тому, чтобы «починить» (а на деле – поломать) своего ребенка. Надо ли говорить, что решения проблем такой подход не приносит, зона дискомфорта кажется непреодолимой, а выгорание усугубляется? Как быть? Возвращаться во взрослую позицию и «разусыновляться».

Возвращаемся во взрослую позицию:

Именно взрослый помогает ребенку справляться с эмоциями, процессами и кризисами. Ребенок не умеет справляться со своими эмоциями, не умеет заботиться о себе, не сформулировал четкие алгоритмы поведения; все свои непереработанные эмоции ребенок размещает во взрослом (плач, капризы, «взбесившийся ребенок», страхи, «драма фрустрации»), именно взрослый должен позаботиться о ребенке, это – правильная, здоровая схема. Именно взрослый должен справляться со всеми своими эмоциями, процессами и кризисами. Для того, чтобы выдерживать все процессы ребенка, взрослый должен уметь справляться со всеми своими процессами. В силу различных собственных процессов (затрудненная сепарация, отрицание гнева, запрет на проживание страдания, контроль при помощи стыда и чувства вины) взрослый зачастую не способен стать для ребенка опорой для взросления. Неспособный справляться с собой и с ребенком взрослый – «выгорает», сажает свою «батарейку родительства», перестает наслаждаться родительством. Родительское выгорание – это невозможность переносить процессы ребенка, невозможность перерабатывать те эмоции, которые ребенок размещает во взрослом, сопровождаемое сильным чувством вины за эту неспособность; невозможность признать проблему, невозможность обратиться за помощью, невозможность соединиться с собственными аналогичными эмоциями. «Перегоревший» взрослый пытается усыновиться к своему ребенку, видит в нем причину своего «выгорания». Потому выгоревший взрослый пытается «усыновиться» к своему ребенку – эмоционирует в ответ на эмоции своего ребенка, которые тот просто не в состоянии пережить в силу возраста (размещать эти эмоции во взрослом – естественная потребность детского возраста – а здоровая потребность взрослого возраста эти эмоции выдерживать). Ко всему прочему взрослый отыгрывает жестокий сценарий, который он применяет к себе «я мало стараюсь, чтобы не выгореть» — на своем ребенке: в перевернутом виде: «мой ребенок проявляет чувства, которые мне сложно выдерживать – осознанно, чтобы причинить мне боль» (правильный ответ: «мне сложно выдерживать некоторые чувства, которые проявляет ребенок, потому что мне сложно выдерживать эти чувства и у себя; я в принципе отрицаю эти чувства, у меня нет опыта из проживания»). В случае, если взрослый не справляется с собой или с ребенком, он должен обратиться за помощью. Внимание – взрослый не «не хочет», не «мало старался» — а «не способен». Отсутствие этой способности невозможно предугадать. Оно не имеет отношения к родительской любви, — оно напрямую связано с тем, что у взрослого отсутствует детский опыт присутствия надежного взрослого, он сам не мог проживать свои важные процессы, был вынужден испытывать стыд за свои естественные процессы и кризисы, получил негативную оценку важному спектру естественных эмоций (гнев, страх, отвращение). Но ситуация такова, что кроме самого взрослого, никто не заметит, насколько сильно он «выгорел», как сильно ему требуется помощь. Оценить свое состояние, просигнализировать о нем, признать проблему – и начать ее решать – задача взрослого. Даже если у вас нет опыта работы с собственными эмоциями, и с эмоциями своего ребенка – вы способны с ними работать; вы способны это выдерживать. Путь преодоления ситуации – не заставлять себя радоваться тому, что приносит вам боль и страдание, а признавать собственную проблему (запрет на проживание определенных эмоций), просить о помощи и разбираться со специалистом. В конце концов, мы именно так устроены – взрослый имеет необходимый запас прочности, чтобы быть эффективным, чутким, надежным — и счастливым родителем. Простая фраза: «я способен это выдерживать» поможет в самое трудное время.

Дальше — вуаля — произойдет маленькое чудо. Именно возвращение во взрослую позицию возвращает родителю силы. Именно озарение "ах, вот в чем оно дело — просто я — взрослый, и все могу, а мой ребенок — маленький, и пока может далеко не все", "ах вот в чем оно дело, все же нормально — и я способен со всем этим справиться", "ах вот в чем дело, оказывается, обо мне должен заботиться я сам, и я могу делать это, я имею на это право", — переворачивает все с головы обратно на ноги. Мир становится управляемым. Ребенок — нормальным. А вы снова — достаточно хороший родитель, способный жить и отвечать на дальнейшие вызовы.

 

Зубкова Анастасия

Источник: www.b17.ru