Кому такая я нужна?

Хочу поделиться с Вами некоторыми мыслями по поводу того, что создает сильные и длительные состояния горевания у людей, потерявших кого-то из близких. Это касается как потери в связи с смертью, так и с потерей в связи с расставанием и разлукой.

Вероятно, каждому человеку приходится расставаться с любимыми. Взять хотя бы развод с супругом, с которым прожили хотя бы несколько лет. Причин страдания может быть несколько, в том числе бытовые и финансовые, но я хочу сделать акцент на потере идентичности, которая сложилась в результате близкого общения с супругом.

День за днем вы видите что нравится Вашему партнеру, что он ценит, что делает его добрее и щедрее, что зажигает свет в его глазах, что на ваш взгляд является причиной его любви к Вам. И Вы становитесь все более тем человеком, который получает вкусняшки от партнера за определенное поведение. Похоже на двустороннюю дрессировку, но так это и есть, потому что формирование безопасной привязанности есть залог благополучия.

Проходит время и даже самые прекрасные качества перестают замечаться и вызывать восхищение, вырабатывается привычка, в отношениях поселяются скука и рутина. Иногда партнеры стремятся к новизне и свежести восприятия друг друга, но довольно часто меняться они не хотят, и однажды созданный образ себя, определенный набор моделей поведения, идентичности остаются без изменений. На этом фоне может произойти разрыв отношений.

Что происходит при этом? Прежний образ себя оказывается невостребованным. И возникает это самое: я никому не нужна/не нужен. И это в какой-то мере правда. Именно такая была создана под конкретный союз, под выполнение конкретной задачи, и теперь, когда тот союз распался, пропала и необходимость в той, какая была востребована и нужна.

Все люди разные. У каждого собственные вкусы и пристрастия, приоритеты и предпочтения. Конечно, найти нового партнера с точно такими же вкусами, как и у предыдущего, невозможно. Из-за этого и может происходить длительное и глубокое горевание по поводу того, кому такая я нужна?

Аналитик не может пройти мимо семьи, в которой рос клиент и не постараться найти там причины и источники такой на мой взгляд архетипической ситуации как та, которую я описала выше. И, конечно, начало закладывается в семье.
Всем известно понятие маминых иди папиных дочки или сыночка. На мой взгляд все начинается тут. Конечно, ребенок любит обоих родителей, но кого-то все равно чуть больше. Кому-то он или она хочет особенно понравиться, чье-то особенное одобрение получить. Например девочка, стараясь угодить папе, хорошо учится, держит на расстоянии мальчиков, мечтает и реализует мечты о достойном месте в обществе. Или девочка постигает тайны хорошего стиля во внешности и поведении, учится быть в центре внимания и покорять мужчин, чтобы быть похожей на маму и заслужить принадлежность к таким женщинам. Или мальчик становится хорошо воспитанным, услужливым, заботливым, чтобы мама любила.

Естественно предположить, что, когда ребенок вырастает и несет свою отстроенную от родителя идентичность в мир, он находит партнера похожего на родителя, любви которого хотелось больше всего заслужить. Ведь тогда сформированную идентичность удается сохранить.

Что происходит с партнером я уже описала выше, но родитель тоже продолжают играть свою роль, и то, что взрослый ребенок продолжает держаться за прежнюю идентичность, продолжая стремиться нравится своему родителю, может сослужить плохую службу супружескому союзу. Ему может по-прежнему быть важнее нравиться папе, чем мужу, например.

Что происходит, когда такой любимый родитель умирает? Пусть даже в глубокой старости, прожив хорошую насыщенную жизнь, покидает мир и своего ребенка. Вот тут может происходить самое болезненное крушение идентичности, на которой была построена вся предыдущая жизнь. Та основа, тот костяк, который служил тому, чтобы нравится маме/папе, оказывается не нужным.

На мой взгляд именно в таких ситуациях мы можем видеть тяжелое горе, длящееся годами, после потери, например, папы, который был рядом со своим ребенком всю свою долгую жизнь.

Процесс ухода старика-родителя первым и оставляющим жить своих детей очень естественный и совсем не требует такого большого горя, чтобы годами находиться в депрессии по поводу его или ее ухода. Но так бывает довольно часто. Я думаю, это происходит именно по той причине, которую я описала выше: такая/такой я больше никому не нужна/не нужен.

И это так: именно точно такая, как маме или папе, нет. Но есть хорошая новость: мозг человека обладает пластичностью. Человек может меняться не только в детстве, но и в преклонном возрасте. Может открыть в себе многие не востребованные ранее и отправленные в архив качества.

Потеря идентичности — это маленькая смерть. Смерть идет рядом с нами на протяжении всей жизни и не дает о себе забывать, что придает жизни особую прелесть и остроту. Одновременно она учит на протяжении всей жизни умиранию, которое будет умиранием только для этого воплощения в конкретном теле и более широкой идентичности, связанной с более или менее долгим периодом от нынешнего рождения до смерти. Вероятно дальше, как и в текущей жизни, идентичность и воплощение просто изменятся. Эх, до чего я доразмышялась)) похоже до того, что мы все одно.

Но, прежде чем закончить, я напишу, как я вижу процесс, который помогает избежать долгих и тяжелых страданий в неизбежные моменты смены идентичности. Наверняка вы уже догадались.

На протяжении всей жизни стоит вырабатывать в себе ту идентичность, при которой вы больше всего нравитесь себе сами. Хорошо, если эта идентичность составляет ядро вашей личности и держит вас в стабильном состоянии верности и преданности самому себе, не смотря на все происходящие вокруг вас по жизни перемены.
Вот теперь, пожалуй, завершаю, чтобы не растекаться мыслью слишком далеко и не потерять главную мысль. Благодарю за внимание.

Домбровская Людмила Григорьевна

Источник: www.b17.ru