Мнение психолога о скандале в «Голос-Дети». Часть 3. Алсу и Микелла. Психологические мотивы

Опубликовано в психология  Автор: admin
Май 7th, 2019

Продолжение статьи. Начало см. здесь: Часть 1. Валерий Кузаков:  https://www.b17.ru/article/140625/ ; Часть 2. Нино Чеснер: https://www.b17.ru/article/mneniepsychologaoscandalevgolos-deti/ 

 "Мне очень интересно еще, какими путями мама добралась сюда, что мы все здесь об этом не узнали вообще?!!!" (Валерий Меладзе — Микелле Абрамовой после прослушивания)

Несмотря на то, что Микеллу Абрамову официально признали победительницей шоу "Голос-дети"-2019, количество дизлайков под ее роликами в интернете побило все мыслимые и немыслимые рекорды. Народ четко показал, как на самом деле оценивает выступления Микеллы и проявленные ею вокальные способности.  

Профессионалы от шоу-бизнеса также высказывают свое удивление и недовольство результатами конкурса. Правда, большинство суждений шоуменов носят очень осторожный характер, саму Микеллу стараются не трогать, не задевать, делая акцент на том, что в конкурсе участвовали дети, которые больше нее заслуживали победу.

Однако вот перед читателями профессиональное суждение о выступлениях Микеллы Абрамовой, которое высказал в своем ролике гитарист и музыкальный продюсер Леос Хеллскрим (Leos Hellscream).  

 Досмотрев ролик Леоса до конца и послушав его профессиональный разбор выступлений Валерия Кузакова, Максима Ержана и Микеллы Абрамовой, , читатели смогут услышать, как в самом конце Леос Хеллскрим озвучивает свою версию о том, что на "слепых прослушиваниях" Микеллы, возможно, звучал не живой голос, а фонограмма, причем скорее всего не ее, а чужая, слишком  уж  отличается, по мнению Леоса, голос из первой песни от всех последующих исполнений Микеллы. 

В своей статье я также исхожу из своего личного впечатления о том, что Микелла Абрамова поет плохо, и ее победа на конкурсе была накручена искусственно. 

Но, как психологу, мне больше интересны психологические мотивы, которыми руководствуются участники подобных драм.

Зачем вообще Микелла стала участвовать в этом конкурсе, ради чего? Ведь ни ради же того, чтобы просто суметь пробиться? Очевидно же, что при возможностях ее родителей ее со временем все равно бы смогли вытащить на эстраду. 

И далее в этой статье я остановлюсь на возможных объяснениях того, какие побудительные мотивы были в основе решений и действий основных участников и создателей этого скандала на "Голос-дети"-2019.

Итак, 

Психологические мотивы

 

Мотив 1. Слепая материнская любовь?!

"Слепой" материнская любовь называется тогда, когда мать просто не в состоянии адекватно оценить свое чадо. Для нее он самый лучший, и она просто не замечает в нем и в его поведении никаких недостатков — говоря метафорически, не слышит фальшивых нот в его исполнении.

В случае с Алсу эта материнская "слепота", а точнее, "глухота", оказалась, видимо, не метафорой, а буквальной музыкальной глухотой Алсу, повлиявшей на ее способность к объективной оценке музыкальных способностей дочери. 

Я вполне допускаю, что Алсу искренне верила, что ее дочь идет вровень с другими, не своими, а чужими детьми, выступавшими на конкурсе.

Возможно также, что эта материнская слепоглухота напрямую связана с наличием психологической травмы у самой Алсу, которую на заре ее артистической карьеры многие не признавали в качестве "настоящей" певицы из-за финансовых вливаний в ее раскрутку папы-олигарха.

Ведь для себя в те годы Алсу как-то сумела выстроить психологическую защиту от этих нападок, какие-то аргументы она для себя нашла, чтобы, не обращая внимания и буквально заткнув свои уши, не слыша слов критики, продолжать свой путь на эстраде, доказывая всем и вся, что она талантливая певица. 

Независимость от чужих оценок и мнений — это, конечно, замечательное качество. Оно защищает психику человека от несправедливого осуждения и злословия. В случае Алсу, однако, этот сформировавшийся защитный механизм оказался запрограммирован на автоматический перенос на все схожие ситуации — по принципу граблей, на которые, правда, бессознательно Алсу обрекла наступить второй раз уже не себя, а свою дочь Микеллу.

Как бы там ни было, своими материнскими заблуждениями Алсу способствовала формированию у ребенка неадекватно завышенной самооценки, и эта самооценка в конце концов сыграла с Микеллой злую шутку.

Мотив 2. Недостижимый идеал?!

Любая формирующаяся личность нуждается в поддержке и опоре. Именно в этом и заключается смысл отношений "мать-дочь". Девочка должна видеть пример женщины, которая является важным человеком в её жизни, ощущать одобрение, понимать, что в любой ситуации её готовы выслушать, поддержать и понять. Замечательно, просто супер, когда у ребенка есть такая мать, которая одновременно является для него и примером, и поддержкой.  

Однако давайте задумаемся на минуту. Каково это — быть дочерью супер-матери, матери-идеала? Каково ребенку расти в окружении звезды, у которой в жизни действительно сложилось все идеально — красивая внешность, прекрасные манеры и обаяние, блистательная карьера, самореализованность, финансово-материальное сверх-благополучие, счастливая семья, любящий и заботливый муж, любимые дети?

Взрослея и думая о своем будущем, каждый ребенок в глубине души хочет перерасти своих родителей, достичь большего, стать лучше их или хотя бы не хуже. У Микеллы в этом смысле не очень легкая судьба, ей задана слишком высокая планка.

К счастью, Микелла избежала другой незавидной, хотя и часто встречающейся в подобных ситуациях участи — проживать роль "гадкого утенка" рядом с блистательной звездной матерью. В этом, несомненно, огромная заслуга Алсу. Возможно, это и есть главный мотив безудержного стремления Алсу проторить своей дочери путь к звездной карьере — помочь подростку преодолеть чувство ущербности, сделать так, чтобы дочь рядом с ней чувствовала себя на равных. 

Однако, прокладывая дочери дорогу в шоу-бизнес, кладя ее жизнь на алтарь своей травмы, Алсу не понимает главного. Мы рождаем наших детей не для самих себя, а для них самих. У каждого ребенка есть врожденное право самореализовываться по своему собственному сценарию. Он может стать финансистом, инженером, программистом, строителем, художником, писателем, кем угодно — и при этом самореализоваться, стать успешным в своей профессии.

Каждая личность имеет врожденное право выбрать свою роль в жизни, а сужение ролевого репертуара ребенка до единственной роли «Певицы» является фактически "выбором без выбора", не оставляет ему возможностей для проявления своих талантов в других сферах. В будущем вероятность столкнуться с разочарованием в своей профессии у такого ребенка гораздо выше.

Мотив 3. Желание подростка самоутвердиться среди сверстников?

Очевидно, что Микелла Абрамова с самого раннего детства была настроена на свою самореализацию в профессиональном плане по образцу своего идеала — Алсу. До наступления подросткового возраста ребенок практически всегда бывает погружен в поле семейной идентификации. Сами родители, их круг общения, их родственники, семейные традиции и духовные ценности, стиль взаимоотношений в детстве воспринимаются как неизменная сущность бытия. 

Однако, при вступлении в подростковый возраст, ребенок обычно начинает открывать для себя другие ценности, отличающиеся от принятых в родительской семье. Он начинает испытывать потребность расстаться с прежней идентификацией, растворяющей его в лоне семьи. Подросток продолжает жить в семье, но при этом он испытывает потребность и в более широкой идентичности, и, одновременно, в укреплении своего собственного чувства личности, в самоутверждении и обособлении своего "Я" от семейного "Мы". 

Часто это проявляется в форме протестных реакций подростка против ценностей, которые придерживаются его родители и выдвижения им альтернативных ценностей, как правило, усвоенных в среде сверстников. Подросток может начать с повышенной агрессивностью говорить своим родителям о том, что они ничего не понимают в жизни, что молодежь живет сейчас по-другому, совсем не так, как это было в молодости родителей. Апогей такого подросткового бунта обычно возникает к 14-15 годам, но его предвестники появляются уже в 10-11 лет, а иногда даже чуть раньше.

Внешне эти предвестники начинают проявляться в демонстративном переходе к "молодежному" стилю в одежде, прическе и т.д. Вызывающие ярко раскрашенные ирокезы, пирсинг, тату — это все из этой серии, стремление обозначить свой переход от семейного "Мы" — через промежуточное молодежное "Мы" — чтобы далее прийти уже непосредственно к самому себе, к своему уникальному индивидуальному "Я". Очень часто, кстати, подростковый бунт на этом и заканчивается, не уходя в откровенно делинквентные формы поведения. 

11-летняя Микелла, однако, внешне практически не проявила в своем поведении на конкурсе признаков подросткового протестного поведения. Выход на сцену в кроссовках и спетый рэп можно не принимать в расчет, так как это было выдержано в достаточно гламурном и "приличном" стиле. Поэтому наиболее вероятно, что ее подростковое самоутверждение протекает по иному типу — по сценарию самоутверждения своего "Я" путем выделения себя в среде сверстников, завоевания лидерских позиций в той группе сверстников, с которыми она тесно общается, например, в школе.

В таком случае девочка в глубине души просто очень хотела после победы на "Голосе" услышать слова восторга от своих одноклассников и других ровесников, почувствовать, как они завидуют ей, восхищаются ею, что она такая крутая. Подростковое самоутверждение по такому типу не является редкостью, оно как раз очень типично для многих детей.

Однако, одно дело, — желать признания в среде ровесников и добиваться его самостоятельно, в честном соперничестве, и совсем другое дело — добиваться его подножками и прибегая к сомнительным формам помощи от родителей.

Это, кстати, позволяет сделать вывод еще и о том, что несмотря на наличие внешних признаков подростковости, на уровне личностного созревания Микелла по настоящему пока еще не вступила в стадию подростковости, потому что для этой стадии личностного развития характерны обостренное чувство справедливости и повышенная требовательность к честности. И в этом, по сути, Микелла проявила себя не как подросток, а как еще очень маленький ребенок, задержавшийся в инфантильном слиянии семейного "Мы".  

Окончание статьи см. здесь: https://www.b17.ru/article/141030/ 

 Автор статьи: психолог Ольга Владимировна Меньшенина, директор Центра психологического здоровья и социально-правовой поддержки "МИР", г.Казань.

Меньшенина Ольга Владимировна

Источник: www.b17.ru

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтоб оставить ответ.