Наркотик, как защита от давления Супер эго.

                                                                                       Борьба со своими чувствами

                                                                                      самая трудная. 

                                                                                     Худшего врага и не найти<i>.
                                                                                                

                                                                                                   Неизвестный автор

 


Продолжаем рассматривать природу поведения зависимого человека. В третьей статье мы остановимся на причинах, порождающих внутренний конфликт аддиктивной личности.

Ранее мы говорили о том, что наркотическая и алкогольная зависимость обусловлены не столько примитивной тягой к удовольствиям, сколько трудностями в сфере саморегуляции. Зависимому человеку оказывается крайне сложно контролировать себя, попадая в состояние аффекта. При возникновении психологической проблемы охватившие  его чувства кажутся неподвластными и невыносимыми, что объясняет компульсивность и непреодолимость влечения, характерные для зависимого поведения.

Внутренний конфликт аддиктивной личности обусловлен непомерным давлением Супер эго, при котором Эго человека (часть личности, которая принимает решения и взаимодействует с реальностью), оказывается не в состоянии соответствовать предъявленным требованиям.

Что такое Супер эго, и почему его влияние так велико? Это интроектная часть личности, она есть у каждого из нас. В свою очередь интроект – это помещенная внутрь себя установка кого-то из родителей или другой значимой фигуры. Интроекты – это правила, установки, ценности, какие-то убеждения авторитетных для нас людей, которые стали нам  близки настолько, что мы их стали считать своими. Супер эго «следит» за соблюдением  нами моральных принципов и выполнением  взятых на себя обязательств. В сфере ведения Супер эго наше чувство долга и чести. Одним словом, Супер эго предписывает человеку определенную модель поведения и его предписания носят форму долженствования  без какого-либо существенного выбора.

Так в чем же конфликт при столь, казалось бы, положительной роли нашего Супер эго?

Взрослые, воспитывая детей, непроизвольно «натягивают» на них свои цели, которые оказываются недостижимыми (А. Васильев), что влечет за собой возникновение психологической проблемы (внутреннего конфликта), когда человек не может достичь желаемого.

Невозможность выполнить требования  Супер эго (добиться тех или иных результатов) вызывает у человека много чувств и эмоций. Появившееся эмоциональное напряжение может быть настолько сильным, что  справиться с ним бывает крайне сложно. При попадании в  травмирующую ситуацию человека охватывает  чувство беспомощности и отчаяния, которое побуждает его обратиться к средству защиты (наркотику)  от переполняющих его эмоций.

Л. Вёрмсер  обращает наше внимание на противостояние потребности принадлежать системе (например, семейной) и потребности оставаться собой. Принадлежность означает подчинение неким обязанностям, которое вступает  в диссонанс с собственной гордостью или желанием оставаться верным самому себе.

Так  Егору (герою  статьи Непреодолимая сила подчинения аддиктивной личности) отец частенько говорил: «Помни, как твоя фамилия, сын», призывая его, таким образом, соответствовать статусу семьи. Говорил он так, конечно, из лучших побуждений, полагая, что  призыв подстегнет сына, будет его стимулировать.

 Принадлежность воспринимается аддиктом, как поглощение, которое противопоставляется сепарации и индивидуализации. Этот конфликт считается самым острым и значимым: объединение или отделенность. На подсознательном уровне он звучит следующим образом: «Если я отделюсь, то причиню боль или убью другого; в свою очередь, отделившись, я должен буду умереть». Так возникает  чувство вины за сепарацию и ощущение потери права на свою собственную жизнь.

В противоположность этому другое состояние: «Если я пассивен и зависим, то не могу ничего контролировать, не могу контролировать себя;  я – ничто, следовательно, мне должно быть глубоко стыдно за себя». (Я не могу соответствовать, и у меня ничего не получается).  Так возникают два противоположных чувства: огромное чувство вины за сепарацию  и не менее глубокое чувство стыда за собственную зависимость. Эти две полярности составляют конфликт в структуре совести (Л. Вёрмсер).

Личность оказывается на разрыве между осуждающей и унижающей внешней силой и своими нарциссическими потребностями, выполняющими защитную функцию и идущими изнутри. Пребывая в таком состоянии, человек становится нестабильным и ненадежным.

«Периоды высокой интегрированности и честности внезапно сменяются эпизодами безжалостной холодности и склонностью к криминалу. Противоречие может заходить так далеко, что мы обнаруживаем расщепленную или множественную личность. Этому соответствует ярко выраженная разорванность чувства Я и общая неустойчивость. Именно ненадежность аддиктивных больных приводит в ярость окружающих, в то время как она унижает и ввергает в депрессию самих аддиктов».

В рассказе  Р. Стивенсона «Странная история доктора Джекиля и мистера Хайда»  очень иллюстративно показан этот внутренний конфликт: довлеющее праведное начало в лице доктора Джекиля и протестная обретающая все большую силу  часть личности, выступающая в образе  мистера Хайда, совершающего импульсивные криминальные действия. (Более подробно в  статье «Когда зло вырывается на волю»).

Не ощущая собственной стабильности,  человек со страхом  ожидает очередного нарциссического кризиса, либо сильного разочарования в других или себе, что вновь вызовет переполняющие его аффективные чувства и подтолкнет   компульсивно к употреблению наркотиков, как единственно возможному средству защиты, противиться которому у него нет сил.  

 

Кытманова Наталья Мирославовна

Источник: www.b17.ru