О чем говорит аллергия?

Опубликовано в психология  Автор: admin
Март 17th, 2019

              Говорят, что в мегаполисах аллергия у каждого второго. Это действительно широко  распространенная проблема, в ней тесно переплетается психическое и соматическое.

Давайте попробуем разобраться, как это  происходит и почему.

Аллергия – это преувеличенный иммунный ответ организма на воздействие какого-либо ни в чем не повинного вещества. Например, цветочной пыльцы, морепродуктов…

Аллергическая реакция может быть кожной, респираторной, желудочно-кишечной. Аллергеном может быть практически все, что угодно, включая инфекции и солнечный свет.

Немного особняком стоят нейродермиты — кожные хронические заболевания неврогенно-аллергического типа. Однако психологическая природа у них та же, что и у всех аллергических реакций.

В психоаналитической теории принято считать заболевание аналогом психического процесса, проживание которого в психике невозможно  — вообще или  в данном конкретном случае.

Судя по всему, аллергическая реакция в психике выглядела бы как фобия.

Фобия – это иррациональный неконтролируемый страх в определенных ситуациях или в ожидании этих ситуаций. Ситуации эти, как и аллергены, тоже абсолютно ни в чем не повинны. Высота, замкнутое пространство, выход из дома на улицу… Человека охватывает паника в те моменты, когда ему, очевидно, ничто не угрожает. И он переживает как смертельную опасность то, что на самом деле таковой не является.

Согласитесь – острая аллергическая реакция – воспаление, зуд, боль, отек, удушье – при соприкосновении с безобидным веществом – выглядит как фобия, иррациональный страх организма.

Механизм образования фобии – это смещение страха с объекта, которого пациент реально боится, но по тем или иным причинам не может осознать как источник опасности, на нейтральный объект, явление, ситуацию. «Невинный» предмет связан с истинной причиной паники ассоциативно, сама связь и ее источник вытеснены в бессознательное, на поверхности находится только триггер, повод.

Так страх высоты (пребывания перед пропастью, пустотой) может быть воспоминанием об ужасе, который мы испытали в момент рождения, выпадая из родовых путей в пустоту.… А страх замкнутого пространства – наоборот, ужасом перед пребыванием в матке или возвращением туда, может быть паникой по поводу фантазии быть проглоченным. Согласитесь, пребывания в лифте бояться легче, чем признаваться себе в том, что ты боишься быть съеденным или «рожденным обратно».

Если психика в принципе не согласна возиться с фобиями, если испытывать страх недопустимо или нет душевных сил, тогда проблема может «спуститься» в тело и стать аллергической реакцией. И страх перед рождением на свет, который был страхом высоты или, например, агорафобией, станет бронхиальной астмой или поллинозом.

Ужас перед инцестом, страх проникновения – может стать аллергией на инфекции или укусы насекомых. А страх поглощения, слияния, когда личностные границы ощущаются, как проницаемые, или плохо простроены – соматизируется как кожная аллергическая реакция или нейродермит.

Здесь очень важно понимать, что все «пункты этой программы» взаимозаменяемы.  У разных людей одна и та же фобия может стать разными видами аллергии. И также одно  то же заболевание может быть соматизацией разных фобий.

И какой бы ни была фобия, она всегда непосредственно связана с сепарационной паникой.  Это психологическое состояние, когда личность испытывает сильную тревогу в связи с разлукой с кем-то или чем-то, которая ассоциируется с отделением от родителей, с переходом с одной возрастной ступеньки на другую.  Самой первой сепарацией в нашей жизни становится рождение на свет, потом отнятие от груди,  потом детский сад… и так далее, пока мы не «вылетим из гнезда».  И если этот поэтапный процесс идет с ошибками, или вообще психологически не удается и взрослый человек, по сути, остается ребенком, слитым с матерью, тогда любые перемены в жизни переживаются, как очередная попытка сепарации и вызывают панический ужас.

Как это ни парадоксально на первый взгляд, чем строже и жестче родители, чем жестче он критикуют и тотальнее контролируют, тем страшнее выбраться из-под их влияния. И человеку трудно понять, почему при попытке повзрослеть и обрести свободу его начинают преследовать панические атаки. А дело в том, что эти преследующие его извне родители после сепарации с ними становятся внутренними объектами, внутренним преследователем, и страх перед ними теперь у взрослого ребенка «всегда с собой» и никакой внешней причины для паники уже не нужно…

На уровне тела этот процесс может работать как пищевая аллергия – когда иммунитет воюет против не переработанных протеинов вместо психики, которая боится присутствия внутри себя «инородных тел», которые она не в состоянии интегрировать.

Фактически аллергия – это паранойя иммунитета, охраняющего организм от несуществующей опасности. Механизм образования паранойи – это проекция вовне собственных агрессивных импульсов.  В нашем случае, когда иммунитет постоянно подозревает внешний мир в попытках внедрения, речь видимо идет о том, что его (иммунитета) обладатель сам постоянно хочет внедриться, впитаться в окружающих людей.

Недаром Пьер Марти назвал отношения полного слияния, симбиоза – аллергическими объектными отношениями, как свойственные, прежде всего аллергикам.

В психотерапии аллергических состояний нужно пройти по длинному пути. Сначала разобраться, вместо какой фобии пациент «завел» себе аллергию. Потом распознать истинную причину фобического страха. Изучить объектный мир больного, найти в нем садиста или критика и «дезактивировать его», снизить его влияние. И далее работать над сепарацией и здоровым взрослением.

Гунар Татьяна Юрьевна

Источник: www.b17.ru

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтоб оставить ответ.