Платье из марли. Иммерсивное Шоу.

Опубликовано в психология  Автор: admin
Апрель 24th, 2019

Всю неделю ощущала, что  я – набор родительских программ. Все это время я  отслеживала свои мысли и связывала их с эмоциями, как вы и предложили. Отследить их оказалось задачей довольно  сложной. Когда я вспоминала ваше задание, это выглядело так: очнулась, встрепенулась, забыла о чем думала. Как сон забывается, так и мысли. Что, получается, что я во сне живу?

 

Стала за собой следить, как Штирлиц. Завела будильники, чтобы они меня возвращали в реальность. То, что я обнаружила в своей голове – это бег по кругу мыслей о разводе, об одиночестве, о собственной ненужности. Мелькало слово «отверженность», как из романа с одноименным названием.

 

Потом вы напомнили, что надо было начинать с отслеживания эмоций. А если и это не получается, то с отслеживания положения тела. Потому что эмоции – они в теле отражаются.

 

Последние пару дней я заметила постоянный напряг в области шеи и плеч. Голова моя то и дело оказывалась вжатой в плечи, как от стыда или для того, чтоб «не высовываться». Если связать это положение тела  с  эмоциями, то кроме как «тоска», а еще «сомнения» ничего в голову не приходит. А мысли в это время – «как жаль».

 

В какой-то момент меня накрыла такая ярость, что даже челюсти свело. Мне вспомнилось, как я стояла вот в такой же позе «не высовывайся», пытаясь спрятать глаза  за собственными бантами, низко опустив голову. Старайся не старайся, за такими жидкими бантами ничего не спрячешь.

 

Мама сказала, когда собирала меня на утренник, что банты носят те, у кого плохие косы, а у меня они красивые. И платье. Не помню, что было сказано про платье, что то наподобие «шелковое и дорогое», но это платье не шло ни в какое сравнение с платьем большинства снежинок, с огромной пачкой юбок с блестками, в которых можно кружиться.

 

Я еще дома не хотела это платье и эти банты. Я еще дома слышала, что мама говорит мне о красоте моих волос, о стильном платьице, а я готова была еще дома порвать это платье. Знаете, я в мыслях вчера так и сделала! Я так орала на пустую стену в своем доме, что лампочки могли полопаться! А когда я сорвала голос, я увидела, что порвала кухонное полотенце, которое было у меня в руках. В клочья! В мясо просто.

 

Я вспомнила, что когда я пришла на утренник, воспитатели стояли в раздевалке и охали и хлопали руками на каждое новее нарядное платье. Говорили всем, какие они красивые. Я быстро скинула свое пальто и убежала в группу, чтобы плакать там. Меня нашли, очень по доброму спросили почему я плачу.

Потом я помню, как мне говорили, что я красивая, что платье у меня шикарное, но мне хотелось подол, блестки и кружиться! А это платье было … не такое!

 

… А потом я стала разглядывать свое платье. Я помню его. Такое сиреневое или даже можно сказать, жемчужно серое. Шелковое, правда. Сейчас бы я сказала – элегантное такое платье. 

 

Блиииин!! Как хорошо, что я порвала его только в воображении, и пострадало только кухонное полотенце! Оно мне нравится, это платье. И я сейчас понимаю маму. Все эти марлевые юбки были экономичным выходом для большинства родителей, и дети нарядные, и платье новое не надо покупать.

 

И я еще подумала. А эти воспитателки… мне теперь кажется, что они специально ахали и охали на эту марлевую красоту, чтобы каждая девочка могла почувствовать себя принцессой.

 

Вот. Точно. Перед утренником нам сказали, что надо прийти в платье, как принцесса. И что «какое платье, дорогие девочки, у принцесс бывает»? И все нарисовали платья в пол, и юбку колокол. Даже я так нарисовала, потому что смотрела в гостях у сказки, картинки в книжках, и видела самых настоящих принцесс!

 

Ну, вот. Я уже нарисовала себе платье, а мама нарядила меня в платье «коктейльное», как я бы я сейчас сказала. И банты туда ну, совершенно, неуместно. Мама права. Вот блин, а я получается, до сих пор на нее обиду носила, причем, свирепую такую, обиду то.

 

Но речь не об обидах, верно. Сейчас я проведу анализ своих ограничивающих убеждений, как вы и просили это делать.

 

У детей бывает так: что первое к ним в уши попало, то и правда. Что попало в уши вторым по счету, и если оно противоречит первому — это уже неправда.Мне попало в уши, что надо прийти в «принцессошном» платье. И это была «правда». А на самом деле это было ограничивающее убеждение.Когда мама дала шелковое платье, получилось так, что раз оно не принцессошное, то в нем нельзя идти на утренник.Доводов от мамы я не слушала. И сама твердо решила, что только так, только в марле, а ни в каком-то там шелке, я пойду на бал.

 

Как так получилось, что я теперь понимаю маму? И теперь мне стало нравиться платье, которое я мысленно порвала, и готова была затоптать вдобавок?

Это потому, что я прооралась, да? У меня как будто мозги прочистились, когда я наконец выразила весь свой гнев на это платье, а вообще, на маму, конечно.

 

Я вот думаю, нельзя просто так рассоздать ограничивающие убеждения, просто, как вы говорите, найти строго противоположную точку зрения.

Ну, сколько мне внушали, что платье у меня красивое. Я же не верила.

 

Выходит, одно суждение поверх другого не ложится. Надо сначала стереть первое. А я его как будто выкричала, извергла из себя, (о как скажу красиво, но ощущение и правда было такое, будто я проблевалась, простите). Как будто я не платье порвала, а это вот суждение…

 

В общем, у меня что то получается, но не прицельно. Вот, зачем мне надо было прорабатывать этот эпизод с платьем? Оно само пришло. Зато то, что мы с вами делали прицельно, про мужа и развод, кажется, начало срабатывать.

 

Знаете, на вербное воскресенье он прислал мне вербу с курьером. Вообще как гром среди ясного неба. Это что, он помириться хочет что ли? А я все стала думать о том, как же мы жили. О том, что хорошего в разводе и в измене.

 

До этого я думала о том, что в этом плохого. Искала и нашла того, кто виноват и в том и в другом. Здесь все как с тем платьем, верно? Я вижу теперь гораздо больше, чем в то время, когда мои глаза застилала боль. Я возьму трубку, когда он позвонит. Я готова поговорить с ним.

 

Для тех, кто не понимает, о чем речь:

 

Я  заключила договор с одной клиенткой на трёхмесячное сопровождение в формате курса «Преображение». Этот курс подходит для людей с не очевидными запросами. Например: «жизнь – это боль, хочу стать счастливой».
 
В процессе Курса «Преображение»  я помогаю  найти и реализовать моей клиентке  Авроре  ее  скрытые таланты и возможности, а она пишет отчеты, минимум два раза в неделю, и эти отчеты размещаются в открытом доступе на моей страничке. Отчеты пишутся так, чтобы сохранялось ее инкогнито. 
 
Стандартная цена моего трехмесячного Курса «Преображение»  —  150 тысяч рублей. Мы договорились за 90 000 рублей. Скидка Авроре предоставлена в обмен на ее регулярные клиентские отчеты, которые понадобятся мне для моей книги.
 
Отчеты будут размещены в открытом доступе, вы сможете увидеть их и обсудить. 
  
Вас, дорогие друзья, я  приглашаю в зрители этого беспрецедентного иммерсивного шоу! 
 
Вам будут доступны дневники моей клиентки,  вы можете поддерживать или топить  ее своими комментариями. По большому счету, ваша реакция может стать важной частью процесса ее Преображения. 
 
А так же вы сможете получить полный эффект Вашего присутствия в процессе ее личного пути к раскрытию себя. 
 
Вы сможете подсмотреть за кулисы, так скажем, заглянуть на нашу кухню и принять участие в процессе…  но со стороны. 

 

У сторон есть право расторгнуть договор с одностороннем порядке.

 

P.S. Вашу поддержку героине вы можете написать в комментариях, обращаясь к ней по имени Аврора.

Ваша Ирина Панина

Вместе мы отыщем путь к вашим скрытым возможностям!

Панина Ирина Николаевна

Источник: www.b17.ru

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтоб оставить ответ.