психология

Психотипы террористов школы «Колумбайн»

Информационное пространство регулярно шокируют террористические акты в учебных учреждениях. Родители содрогаются, только представив подобную картину, только панически допустив  гипотетическую вероятность попадания своих детей в жуткую передрягу.

Часто в таких случаях ссылаются на трагичные события в американской школе «Колумбайн». Более того, позднее поступок двоих учащихся стал, чуть ли не хрестоматийным и даже сформировал последователей и тематические сообщества. Таким образом, появляется проблема исследования кровавого прецедента: что это за террористы, почему они пошли на преступление?

Вот как звучат сухие сводки: 20 апреля 1999 года двое учеников старших классов — Эрик Харрис и Дилан Клиболд  открыли стрельбу в школе «Колумбайн» в штате Колорадо. Погибли 13 человек, более 20 были ранены. Нападавшие покончили с собой.

Оба этих террориста с точки зрения психологии заслуживают особого внимания.

Эрик Харрис – ярко выраженный психопат, с нарциссическими чертами личности.  "Я чувствую себя Богом, и я хотел бы, чтобы все были официально ниже меня" – записал он в своём дневнике. Это, несомненно, подчёркивает комплекс превосходства. Характерно, что на убийство он пошёл в футболке с надписью «Естественный отбор».

Дилан Клиболд – был полной противоположностью Харриса. "Я-Бог, Бог печали", — написал он в сентябре 1997 года, около своего 16-летия. Обращает на себя внимание грандиозность самовосприятия, только с разной направленностью. Клиболд был депрессивным человеком, в котором иногда просыпался неконтролируемый гнев. Кстати говоря, на убийство он пошёл в футболке с надписью «Гнев».

Психологические истоки эмоциональных нарушений прослеживаются в интервью с матерью Д. Клиболда. Дилан любил играть в головоломки и очень переживал, когда проигрывал. В юности он стал застенчивым. Тем не менее, будущего террориста застигли за взломом компьютерной системы школы и наказали за это. А вот вывод, который сделала мать после теракта: Я пришла к выводу, что он, должно быть, не любил меня, потому что любовь помешала бы ему делать то, что он сделал».

Можно обратить внимание на эмоциональную глухоту матери: ребёнка любят за победы? А просто так, почему не принимали? Также явно прослеживается внешний локус контроля: мать обвиняет других и делает весьма сомнительный вывод – сын это сделал, потому что не любил меня. А значит, виноват он.

Может быть, поэтому Д. Клиболд написал такие строки: "Месть-это печаль / смерть-это отсрочка / жизнь-это наказание / достижения других — мучения / люди похожи / я — разный".

Конечно, феномен террористического сознания намного шире и многогранней. Даже на этом кратком примере можно увидеть, что портрет террориста может иметь различные контуры: экстравертированный и интровертированный типы, аутоагрессивные, депрессивные тенденции и агрессия, направленная вовне, внешний и внутренний локусы контроля и т.д.

И, тем не менее, где как не в детстве и в семье искать истоки формирования первичных разрушительных черт?

Шарапов Александр Владимирович

Источник: www.b17.ru

Вам также может понравиться...