Без криков и угроз: как правильно реагировать на детские истерики и нытье

Опубликовано в разное  Автор: admin
Март 14th, 2019

Мы учим ребенка одеваться, читать, писать, дружить, искать свое призвание. Все это очень нужные и практичные вещи, но мы упускаем один важный момент. Это — эмоции. Радость, гнев, разочарование, злость — все это часть нашей жизни. И с ней надо уметь жить.

Взрослые худо-бедно научились с этим справляться и регулировать свое настроение. Но детям это дается намного труднее в силу незрелости их психики. Поэтому, когда мы им кричим “Успокойся, иначе будет хуже”, ребенок, увы, не может это сделать. Он во власти своих эмоций, а эту бурю так легко не остановить.

Чаще всего родители теряются, когда ребенок закатывает истерику или начинает ныть. Когда процесс затягивается, уже сам взрослый чувствует, что его охватывают негативные эмоции. В результате — крики, скандал, слезы.

Можно ли этого избежать? Матвей Берхин рассказывает, почему важно сохранить самообладание в такие моменты и как помочь ребенку вернуться в спокойное состояние.

Ребенок рыдает, я ору: как научиться управлять сильными эмоциями

Эмоции — как вода. Они так же текучи и переменчивы и могут пройти, не оставив следа. А могут причинить много ущерба, если поток слишком сильный. В них можно и утонуть.

Дети еще не умеют чувствовать себя свободно в этой стихии (впрочем, далеко не все взрослые тоже). Поэтому даже небольшое переживание может казаться им настоящим концом света: ребенок безутешно плачет над «неправильно» нарезанной котлетой или чересчур громко кричит от радости при виде игрушки. Для нас это мелководье, но с точки зрения ребенка — он на глубине и вот-вот утонет.

Стратегическая задача — научить ребенка саморегуляции, то есть способности преодолевать эмоциональный стресс и возвращаться к спокойному состоянию. Как же ему помочь?

Стратегии «в народе» разные:

    Можно делать вид, что ничего не происходит, просто игнорировать и верить, что ребенок сам выплывет. Но это как раз тот случай, когда утонуть не утонет, но вред может получить. Ребенок, с которым систематически применяли эту стратегию, будет беззащитен перед «глубокими водами» сильных эмоций и чуть что — начнет тонуть.Можно попытаться отвлечь ребенка — скакать «по берегу» перед «тонущим» ребенком и кричать: «Ну что ты расстраиваешься! Посмотри, вот бабочка летит!». Так взрослые трясут бубенчиками перед рыдающим младенцем, рассказывают сказку плачущему трехлетке, включают мультик, когда первоклашка разволновался перед выступлением. Да, тут мы учим ребенка определенной стратегии совладания с эмоциями: если не можешь успокоиться — поищи новую порцию впечатлений. Это эффективная стратегия, но у нее есть побочные последствия — например, это первый шаг к «гаджетозависимости».Можно ринуться спасать ребенка — «прыгнуть с обрыва» и начать тонуть вместе с ним. Картина выходит печальная: ребенок тонет у берега, а родитель, барахтаясь на глубине, кричит: «Сколько раз тебе говорить — успокойся! Видишь, до чего ты меня довел?!» Это случается сплошь и рядом, и часто ненамеренно, — просто дети так устроены, что умеют затронуть у родителей самые тонкие и уязвимые места. Вот второклашка расстроился, что домашнее задание никак не дается. Сначала родитель сочувствует и старается помочь успокоиться, потом ворчит про себя «ну когда же он перестанет хныкать», потом кричит «да замолчи ты уже и делай задание!», а заканчивается все нередко шлепками и подзатыльниками — потому что взрослый уже завелся сильнее ребенка, он ощущает свою беспомощность и включает «тяжелую артиллерию».

Внимание, правильный ответ: оставаясь одной ногой на берегу, другой шагнуть в воду и помочь ребенку выбраться из пучины. У печали по поводу неправильно нарезанной котлеты есть дно, и вместе вы можете достигнуть его, оттолкнуться и выбрать наружу. Если без метафор: оставаясь эмоционально стабильным, нужно почувствовать переживание ребенка и помочь пройти через него спокойно и последовательно. Посмотрим, как это сделать.

Путь к здоровой саморегуляции ребенка лежит через его сорегуляцию с родителем.

Сорегуляция — это регуляция через другого человека: «соединиться с ним» и вместе двигаться к более стабильному состоянию.

Качественной сорегуляции способствуют несколько простых приемов:

Тон голоса — спокойный, но не безэмоциональный, сочувствующий, соответствующий силе переживания ребенка: «хороший мой, ты тааааак расстроился!»Обозначение чувств словами. Мы имеем больше власти над тем, для чего есть название, — вспомните Адама в раю: его власть над животными выражалась как раз в том, чтобы дать им имена.Прикосновения, спокойные и твердые, можно глубокие надавливания — они помогают в буквальном смысле «прийти в себя».Неспешные и ненавязчивые ритмы — в ваших движениях, речи, прикосновениях, может быть, песне — также помогают ребенку быстрее и легче преодолеть стресс.

Как это выглядит на практике?

Например, сегодня мой семилетний сын расстроился, что мы поехали в сад на автобусе, а не на машине. Пока мы ждали автобус, он тихо плакал в сугробе за остановкой. В автобусе он раз за разом сердито толкал меня в бок, а от остановки плелся с грустным видом. Я был в хорошем расположении духа, поэтому мне удалось не выйти из себя, не ругать его, дать ему возможность погрустить, — а свою задачу я видел в сопровождении его в этом пути через разные чувства: печаль, гнев, апатию.

Когда он плакал — я сочувствовал («Ты так расстроился! Бедный мой»); когда толкал — легонько толкал в ответ (насилия с его стороны не было, и мне показалось, что так проявлялась его потребность в телесных ощущениях), когда просто плелся — продолжал говорить с ним на отвлеченные темы, чтобы понемногу «заразить» бодростью.

И всякий раз пытался что-то сказать о чувствах, чтобы дать ему почувствовать, что я его вижу, забочусь, что мне не все равно, что с ним происходит: «жаль, что ты так расстроился», «ох, похоже ты совсем без сил», «ого, похоже ты злишься! ну давай потолкаемся» и так далее.

Как вы, наверное, догадались, главная сложность в процессе сорегуляции в том, чтобы оставаться стабильным самому. Если меня захлестывает гнев по поводу чада, рыдающего над рисунком уже 15 минут, мне будет сложно его успокоить, даже применяя все перечисленные приемы. Ведь, возможно, главный инструмент сорегуляции — зеркальные нейроны: ребенок видит спокойного взрослого рядом, чувствует эмоциональный контакт (в этом отличие от игнорирования) и успокаивается просто от факта его присутствия. Для взрослого тот же механизм работает в обратную сторону — утягивает его в то же переживание, которым захвачен ребенок. В правильной дозе это помогает посочувствовать ребенку, в слишком большой — вводит в стресс самого родителя.

Логичный вывод: чтобы обеспечить ребенку качественную сорегуляцию, родитель должен обладать навыками саморегуляции.

Круг замкнулся. Для многих взрослых это вызов, потому что их регуляция происходит за счет психоактивных веществ, сладкого и ленты фейсбука (от них же первый есть аз). Хорошая новость в том, что учиться саморегуляции никогда не поздно: психотерапия (сорегуляция с другим взрослым), различные техники «утешения внутреннего ребенка» (та же сорегуляция, но с внутренними фигурами), техники осознанности, спорт и еще много всего полезного.

Итак, если вы пытаетесь успокоить чадо, а вас накрывает злостью или отчаянием, — оставьте ребенка, займитесь собой: подышите, выпейте чаю, позвоните другу, попрыгайте, побейте грушу, покричите, поговорите с собой о своем состоянии, помолитесь, наконец. Даже если ребенок очень расстроен, во взвинченном состоянии вы ему не поможете — оставьте его на небольшое время и помогите себе. Знакомая многодетная мама назвала это правилом двух дверей — именно столько закрытых дверей должно быть между ней и плачущим ребенком, чтобы она пришла в себя. С ребенком ничего не случится за пять минут вашего отсутствия, а если вы обретете почву под ногами, то сможете успокоить его куда лучше. А у него появится шанс на вашем примере научиться управлять своими эмоциями. Все получится, выплывем!

Автор: Матвей Берхин

По материалам: www.matrony.ru

Источник: ihappymama.ru

Оставить комментарий

Вы должны авторизироваться чтоб оставить ответ.